Суббота, 16 января, 2021

Владимир Минеев – о бое-реванше с Магомедом Исмаиловом, драке, толпе и Дагестане


Telderi

Владимир Минеев – о бое-реванше с Магомедом Исмаиловом, драке, толпе и Дагестане

«Привык видеть в клетке воинов и волков, а не шакалов и гиен». Минеев – о драке с Магой
Владимир обвинил Исмаилова в разжигании межнациональной розни и заявил, что мужской веры ему нет.

Спустя пять дней после нашумевшей драки между Магомедом Исмаиловым и Владимиром Минеевым, которая случилась на AMC FightNights Global Winter Cup, Минеев провёл пресс-конференцию. Главной темой мероприятия стала, конечно, та самая драка. Но боец не обошёл стороной тему возможного реванша с «лысым хищником» и ответил на вопрос, как драка повлияла на его отношения с Дагестаном.

— Давайте вспомним ход событий. Мага начал дёргаться первым, я отстранился микрофоном. Если мы говорим о том, кто начал первым. Считаю, что я ответил равносильно тому, как он меня дёрнул. Ему не нужно совершать такие действия в отношении меня. Он может это делать с теми, кого знает, а для меня это неприемлемо. Я цивильно подошёл заранее и сказал: «Я тебя вызову, и давай сделаем всё красиво в клетке». Если он привык дёргать, пусть оставит это для других.

Получилось, что мне удалось отстраниться, перевести Магу в партер, а потом нас накрыли кучи тел. Потом вышли люди и оттащили от этой толпы. Со стороны казалось смешным и забавным. Страшных травм не было, по моему лицу это видно.

Минеев обвинил Исмаилова в разжигании межнациональной розни

Мага не вывозит Минеева

Что ему остаётся говорить? Исмаилов предлагает тот формат, который не вывозит. В формате треш-тока он несостоятелен, ему выбежали помогать. Потому что понимают, чем противостояние кончится. У него не хватает выдержки и нервов в противостоянии со мной. Он делает необдуманные поступки, и ему ничего не остаётся, как свалить всю вину на меня.

О толпе, которая полезла в октагон. Владимир задаст им вопросы

Все слова, которые я слышу от Исмаилова, — это что он не понимает, откуда столько людей и обвинений в провокации. Детский лепет. Что ты, Мага, сделал, чтобы эта ситуация не продолжалась? Я оставался взаимен и был спокоен. Я понимал, с кем имею дело, но то, что они вот так могут опуститься, — инсайд.

Я могу допустить, что это был сговор в отношении выбегания четырёх человек. Но наша импровизация должна быть нашей. То, что было после, не порадовало ни меня, ни Магу, ни организаторов с точки зрения здравого смысла. Апеллировать к тому, почему их было много, кто бросался, – ну вот такая у нас аудитория в ММА, не отличается особо этическими качествами.

Многие пытались предотвратить драку, они встали в кольцо. Там были не только русские, но и дагестанцы. Так получилось, что камера снимала тех, кто вёл себя неадекватно.

Я не знал тех людей, которые запрыгивали в клетку. Но установить личность было нетрудно, у меня такая медийность, что мне сразу сказали, кто это. Об этих людях никто забывать не собирается, я им задам вопросы. Я привык напротив себя в клетке видеть воинов, львов, тигров и волков, а не шакалов и гиен.

Те, кто бил через сетку, — аудитория Исмаилова. Мы живём с ними в одной стране, понимаете.

О возможном реванше, гонорарах и Шлеменко

Мага подтирает комментарии и избегает боя со мной. Один из путей его победы — бой со Шлеменко. Я не думаю, что там вообще ведутся разговоры. По крайней мере, у меня есть инфа о том, что Шлеменко вообще об этом ничего не знает. Это всё ширма, чтобы избежать меня. И вообще, я считаю, что и со мной, и со Шлеменко Маге будет тяжело. Саша не прогулка по весеннему парку. Но вызов Шлеменко ему принять легче, ему простят поражение от него, а от меня — нет.

Наши отношения с Магой сейчас — финишная прямая к бою. Или финишная прямая, что Исмаилов уйдёт в неизвестность. Если он не примет бой. Исмаилов сначала хотел драться, ходил с камерой за мной, и я его выпады принимал. А сейчас он находится в такой же ситуации, как и я тогда. Вот он и показывает своё лицо прямо сейчас.

Я могу отстать за 20 миллионов, пусть отдаст деньги, и я оставлю его в покое. Если наш бой не состоится, Маге нужно будет сделать публичное медийное харакири. Важно решение о бое, он от меня уже не уйдёт.

В нашем бою гонорары будут равные. Обсуждать и говорить, что «вот я хочу столько денег» или «хочу, чтобы меня вывел Киркоров» — ну хватит. Повторюсь ещё раз, публика ему не простит подобного бегства. Я поставил на кон пояс, и никакой другой вариант, кроме пяти раундов, не рассматривается. Наш бой должен быть главным боем вечера.

Нужно понимать, кто говорит, что я был пьян. Это говорят ребята Исмаилова, которые были с ним в начале потасовки. Не складывается ли ощущение, что они были в состоянии опьянения? У них нет ничего, кроме обвинений.

Если бы я был в каком-то состоянии, то это бы зафиксировали сотрудники правоохранительных органов. Я был чист, это не про меня. Сразу работают стереотипы, мол русский — значит пьёт. Исмаилов разжигает межнациональную рознь. Мага много дискутировал на такие темы, но и с реакцией Алиева я не согласен.

В какой ситуации бойцы пожмут друг другу руки?

Есть момент, при котором мы пожмём руки. Ответственность я могу брать за себя, сколько мы уже жали эти руки. Мужской веры ему нет. Единственный момент, когда пожмём, — перед боем.

Повлияла ли драка на отношения Минеева с Дагестаном

Почему моя часть жизни должна поменяться? Исмаилов не представляет Дагестан. Они объединены какими-то настроениями, но это не мой круг общения. Я с ними не поддерживаю отношений и не должен на них ориентироваться. Не весь Дагестан против меня, там были люди из Дагестана, которые меня поддержали. Не нужно о таком думать. Я много получаю поддержки и извинений за их соотечественников. У меня плотное общение с Дагестаном, и эта ситуация ничего не поменяла.

Источник: championat.com
kwork

Добавить комментарий

5 × 3 =